• Кюллинен Владимир

«Мы хотим построить собственную утопию»: в беседе с Дмитрием Шапакидзе из Лаборатории Архитектуры №3


Архитектурная лаборатория № 3, основанная в 2006 году тремя партнерами - Дмитрием Шапакидзе, Ираклием Абашидзе и Отаром Немсадзе в Тбилиси, известна такими загадочными проектами, как Grove Design Hotel (2017), Mediatheque (2017), оба в Тбилиси и Visitor Center парка Архитектурных Миниатюр (2016) в Шекветили в Грузии. Немсадзе покинул партнерство в 2011 году по причине учебы в Нидерландах, чтобы продолжить свою независимую карьеру. В 2018 году он стал одним из основателей Тбилисской Архитектурной Биеннале и в настоящее время получает докторскую степень в Тбилисском Государственном Университете. Практика привлекла внимание с самого начала. Первым проектом партнеров была частная вилла для местного предпринимателя, а их отель на улице Леселидзе в Тбилиси стал результатом конкурса, который они выиграли в свой первый год. Спустя всего шесть лет с момента своего основания Лаборатория Архитектуры №3 была названа лучшим архитектурным агенством 2012 года в Грузии. Нынешние два партнера, Шапакидзе (род. 1983, Тбилиси) и Абашидзе (род. 1984, Тбилиси), знают друг друга с детства. Они были соседями, а затем учились в Грузинском техническом университете в Тбилиси один год. Они оба работали на местных архитекторов во время учебы в университете и открыли свой офис сразу после окончания университета. Следующее интервью с Дмитрием Шапакидзе состоялось за обедом в Grove Design Hotel.

Владимир Белоголовский: Не могли бы вы рассказать о намерениях вашей архитектуры?

Дмитрий Шапакидзе: Для нас все это синтез. Больше всего нам нравится подавать много различных идей и вещей вместе. Мы часто имеем дело с противоположностями, будь то с точки зрения материальных качеств или форм, которые странным образом подходят и все же привлекают. Именно это сопротивление, искра, так сказать, связывает и сплавляет вещи почти в сварочном процессе. Это то напряжение, к которому мы стремимся. Нам нравится использовать противоположности, контрасты и противодействие для достижения чего-то спонтанного и радикального. Есть два способа реализации проектов: вы либо видите конечный результат с самого начала, и идете по правильному пути, либо вы не знаете, чем закончите, и начинаете задавать всеразличные вопросы. Наш способ всегда последний. Мы хотим открыть для себя вещи. Нам любопытно. Мы наслаждаемся этим процессом, и потому этот синтез так нам важен. Вот почему мы называем себя лабораторией. Мы экспериментируем с элементами, придумываем разные химические реакции. Может быть, что-то взорвется в наших руках, и мы сгорим! Возможно, существует большой риск провала, но мы все равно хотим попытаться понять, на что мы способны. Мы хотим открыть что-то новое.

По мере нашего продвижения вперед, мы смотрим вокруг и конкурируем со многими талантливыми архитекторами нашего поколения здесь, в Тбилиси. Многие из нас играют с элементами - будь то символы культуры, истории, политики и так далее. Многие из этих проектов привлекательны и уютны. Тем не менее, мы также видим, что некоторые из этих архитекторов работают с вещами, которые уже доказаны и хорошо известны. Они стали очень довольны тем, что они делают, и даже знают, что от них ожидается. Нас это не привлекает. Мы хотим заново изобрести вещи. Мы хотим попробовать то, в чём сами не уверены, чтобы узнать хорошо это или нет. Существует так много идей. Как их будут судить? Наш путь таков - давайте узнаем!

В.Б.: Вы только что использовали слово «Синтез». Какие еще слова вы бы использовали для описания своей работы или какой архитектуры вы хотели бы достичь?

Д.Ш.: Страсть к дизайну. Например, нам нравится Archigram и его проект Plug-In City. Мы собираем предметы дизайна, особенно электронного характера, а также всевозможные гаджеты, приборы и устройства. Мы видим их как небольшую архитектуру. Мы учимся на этих примерах - бритвенный станок, паровой двигатель и тому подобное. Мы используем эти штуковины для нашего вдохновения, потому что мы видим архитектуру во всем. Это наша страсть. Я думаю, что наше поколение - одно из последних поколений, которое все еще может создавать законченные здания с нуля. В будущем архитекторы будут в основном дополнять то, что уже есть, и будут совместно выполнять проекты с использованием новейшего программного обеспечения и ИИ. Кажется, наблюдается снижение важности авторства. Еще одно важное слово для нас - двусмысленность. Нам нравится задавать вопросы, является ли что-то внутри или снаружи, историческим или совершенно новым, мягким или жестким, и так далее.

В.Б.: Вы хотите открыть свою собственную архитектуру, верно?

Д.Ш.: Да, мы делаем. Мы хотим быть свободными в своем выборе, и мы не хотим зависеть от того, что мы сделали раньше. Мы хотим переосмыслить традиции и ожидания. Нам нравится сталкиваться с различными формами и видоизменять их. Нам нравятся вещи, которые происходят одновременно. Это будущее. Наши руки будут свободны, наша геометрия будет свободной. Эта свобода важна. Свобода в том, что нам не нужно делать что-то определенным образом. Вам не нужно выбирать одно или другое, это может быть и то и то вкупе. Нам нравятся коллажи и соединения с другими зданиями. Нам не нравятся здания, похожие на острова.


В.Б.: Тбилиси - исторический город. Тем не менее, здесь есть много современных вмешательств, которые резко контрастируют с гораздо более старыми структурами. Это смелое отношение воспринимается и прославляется здесь. Тем не менее, нетрудно заметить новую тенденцию - некоторые местные архитекторы, кажется, слишком балуются с историей, даже если она очень недавняя и незначительная. Они привносят ностальгию в свою работу, которая более ценна, чем свобода создавать что-то с нуля, о котором вы только что говорили. Как вы справляетесь с историей в ваших собственных проектах?

Д.Ш.: Я согласен, и мы также заметили много проектов, которые, похоже, прячутся за старыми структурами с их трещинами и патиной времени. Мы стараемся держаться самостоятельно. Нам не нужна рука зомби, торчащая из могилы. История может быть очень соблазнительной, это точно. Мы знаем это, потому что некоторые из наших клиентов просят нас быть «знакомыми» с людьми.

В.Б.: Не могли бы вы привести пример?

Д.Ш.: Мы работали над нашим дизайн-отелем Platforma в центре города, и наш клиент попросил нас быть свободными внутри, но имитировать исторический фасад. Мы не хотели идти на компромисс, поэтому мы разработали наше решение, которое было вдохновлено знаменитой музыкальной работой под названием «Сюита Старого Стиля», соч. 80 русским композитором Альфредом Шнитке. Длится она 15 минут и, по большей части, звучит как пост-барочная пьеса, как если бы вы слушали Баха, очень формально. Но ближе к концу все знакомые звуки начинают таять, раскрывая контрастные электронные звуки поразительной атональности. Это увлекательная мимическая музыка цитат, аллюзий и импровизированные техники. Дело в том, что удивительной красоты можно достичь, превратив знакомое в нечто совершенно новое и неожиданное. Мы пытаемся найти то, что имеет отношение к нашему времени. Итак, в этом гостиничном проекте мы сделали нечто эквивалентное. Мы начали с классического фасада, который превращается в нечто совершенно новое в самых неожиданных местах. Это старое здание? Это новое здание? Все это построено с нуля. Весь фасад составной. Колонны не выровнены с фактической структурой. Это как Матрица - реальность тает в вихре. Здание - наша интерпретация части Шнитке и ответ на требование нашего клиента. Конечно, вы узнаете это здание как современную работу, но вам нужно обратить пристальное внимание на детали. Так что, если нам абсолютно необходимо работать с историей, это то, как мы бы подошли к ней.


В.Б.: Другими словами, результат может быть противоречивым, но он ваш, и это делает вашу архитектуру современной.

Д.Ш.: Абсолютно. С каждым проектом мы хотим построить собственную утопию, свое будущее. Когда мы работаем над нашими проектами, мы берем идеи из каждого ведра, из каждого источника. Но все трансформируется. Когда вы видите законченное здание, вы не можете определить, откуда приходят идеи. Поэтому, даже если мы вдохновлены историей, мы никогда не цитируем ее напрямую.

В.Б.: Не могли бы вы рассказать о процессе проектирования?

Д.Ш.: Мы начинаем с переговоров, ставя все цели, которые мы хотим выразить в проекте, прямо перед нами. Мы не заботимся о том, как они выглядят или что они радикально отличаются друг от друга, и мы не печемся о том, как действовать дальше. Это процесс. Идеи кристаллизуются. Мы бросаем все в одну чашу и знаем, что там что-то неизбежно случится. Так мы начинаем и работаем как команда. Нам все равно, кто придумал конкретную идею. Это не имеет значения.

В.Б.: Вы видите себя грузинскими архитекторами? Это важно для вас? Например, в Китае большинство местных архитекторов очень явно используют свои региональные корни. Здесь сложно сказать. Интересно, не сопротивляются ли такие тенденции намеренно?

Д.Ш.: Мы просто не озабочены такими проблемами. Например, Питер Эйзенман сказал, что единственное, чего могут достичь архитекторы, - это лучшая архитектура. Другими словами, архитектура не имеет ничего общего с прагматикой. Мы обращаемся к поэзии, литературе, музыке, кино и так далее. Не потому, что хотим решать проблемы, а потому, что хотим подняться над обыденным и повседневным. К примеру, Грузия - это страна конфликтов, всевозможных конфликтов. Работа с конфликтами - это наш контекст. Мы знаем, что наша архитектура не решит их. Как архитекторы, мы не хотим поддерживать одно конкретное мнение. Мы хотим объединить их, чтобы показать возможность синтеза и предложить альтернативное мнение. Конечно, конфликты не являются уникальными для Грузии. Мы не думаем, что полезно сосредоточиться на региональных проблемах, но в некоторых случаях важно быть контекстным. Учет специфического контекста делает здания более актуальными для их места.

В.Б.: Вы бы сказали, что у вас есть собственная «повестка дня», независимо от требований ваших клиентов? В некотором смысле, вы не начинаете с нуля каждый раз. Вы вносите своё видение в каждый проект, верно?

Д.Ш.: Да, конечно, у нас есть собственная «повестка дня». Мы заинтересованы в изучении наших идей определенным образом. Мы оба преподавали в университете, например. Одной работы над проектами недостаточно. У нас есть мечты. Мы всегда работаем над нашими идеями, независимо от того, связаны они с проектами или нет. У нас есть наш воображаемый внутренний мир, который мы хотим реализовать, наша внутренняя утопия. Мы накапливали целый багаж идей.

Bсточник: archdaily.com

Автор: Белоголовский Владимир

Перевод: Кюллинен Владимир

Просмотров: 33
12.jpg

#Теги

#Архив

Перегородка_28.09-3.jpg

Еще больше актуального

Это интернет-агрегатор новостей о мире архитектуры.

Сообщество, где можно познакомиться с людьми, чья деятельность связана с архитектурой и дизайном, а также найти единомышленников, неравнодушных к этой сфере. Мы - это открытая информационная площадка, где можно обмениваться знаниями и мнениями, узнавать о новых трендах и приемах, а также рассказывать о собственных проектах.

Удобный сервис для представления своих работ, необычных дизайнерских решений, креативных идей и концепций.

Платформа, на котором собраны только самые интересные и актуальные материалы об архитектуре, дизайне, строительных технологиях, урбанистике.

Подпишитесь на наши обновления

  • Facebook - черный круг
  • Instagram - черный круг
  • Vkontakte - черный круг
  • Twitter - черный круг
  • Pinterest - черный круг

© 2020 ООО ВВМ

Сайт является интернет-агрегатором и не несет ответственность за достоверность публикуемых материалов.

Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам. 16+