• Родина Филиппа

Всеволод Медведев. Основатель архитектурного бюро "4 измерение", член Союза Московских Архитекторов.

Наше интервью проходило в уютном офисе архитектурного бюро "4 измерение" на Мясницкой улице с его основателем Всеволодом Медведевым. Новатор, преподаватель в МАРХи, подвижник современной архитектуры, с Всеволодом команда Wald Wege обсудила вопросы и затронула проблемы архитектуры России, преподавательскую деятельность, Пандемию и многое другое.



WaldWege: С какого года вы обосновали ваш офис на исторической улице?

Всеволод: С 1985 года. Это такая, семейная мастерская. Отец работал здесь, а затем мы стали работать с 2003 года, наше архитектурное бюро.

WaldWege: Что скажете о "4 измерении"? Вы просто вчетвером сидели и решили сделать собственное архитектурное бюро?

Всеволод: Мы все вместе учились в институте: Зураб Басария, Олег Мединский, Михаил Канунников и я. Мы учились с 3 курса.В институте сложилось взаимопонимание, общие интересы, дружба, которая и по сей день длится. И когда мы окончили институт, наш руководитель дипломного проекта, Дмитрий Сергеевич Солопов, пригласил к себе в мастерскую. Он возглавлял Моспрооект-2 на Брестской. На следующий день после защиты диплома он пригласил работать нас всех четверых. После чего мы стали командой. Если бы не предложенный совместный проект, в другом случае, каждый бы из нашей четверки пошел по своему пути и дружили бы, как и с остальными сокурсниками. А благодаря этой работе сохранились и создали творческую группу. В Моспрооекте-2 работали достаточно долго, около 5 лет, и потом через некоторое время начали работать на себя, совмещая и эту и свою работу.

Впоследствии, Моспроект-2 стал немного увядать, и наш руководитель оттуда ушел и мы за ним. И уже мы вчетвером решили создать свое дело. Долго думали над названием, тогда не было модным использовать иностранные слова, решили выбрать такое поэтичное и романтическое название "4 измерение"-это время, бесконечность.





WaldWege: Какой у вас был самый первый проект?

Всеволод: Вы знаете, когда мы работали в Моспроекте-2, мы работали над большими, крупными заказами. И самым первым заказом стала часть храма Христа Спасителя. Это было что-то необычное, ибо мы исповедовали традиционную, современную, инновационную архитектуру, с передовыми яркими идеями. И нам в мастерскую попадается этот проект: нижняя стилобатная часть храма, покой патриарха, зал церковных соборов, трапезная и тд. Для нас это было совершенно новый эксперимент. И при этом очень сложный. Зато интересный опыт, так как сразу строили по нашим чертежам. Лужков активно подгонял. В творческом плане-это был полный абсурд для нас, так как хотелось чего-то другого, более современного. Мы параллельно делали проект проспекта Сахарова, Кутузовский проспект. Благодаря этому набили руку для создания больших проектов.

Параллельно с проектом храма Христа Спасителя начали строить театр в Ханты-Мансийске. И это тоже был первый реализованный заказ. Помимо нас еще были и другие архитекторы, которые участвовали в этом вопросе. Но наша четверка придумывала, разрабатывала все; мы ездили к турецким проектировщикам. Турецкие архитекторы воплощали идеи через нашу концепцию, чертежи, которые отправлялись им. На них возлагалась рабочая документация. Когда мы прибыли в Турцию, то обнаружили, что это семейное бюро: муж, супруга и сын и еще 4 архитектора. И они проделали великолепную и большую работу.

На тот момент в Ханты-Мансийске был очень хороший губернатор, Яковлев Владимир Георгиевич, который очень много привлекал инвестиций на развитие региона. И мы построили театр, кинотеатр и ледовый дворец. Но, к сожалению, за все 17 лет мы так и ни разу не побывали на своем отстроенном проекте.



Wald Wege: Скажите, а вы сами больше тяготите к классической или современной. модерновой архитектуре? Даже, если взять в сравнении: Москва-это слоеный пирог, с разными архитектурными изобретениями. Вздымающийся комплекс "Москвы-Сити" над Сталинскими высотками. Или же взять Санкт-Петербург, с его классическими традициями, где каждый угол пронизан духом истории.

Всеволод: Не любит классическую архитектуру-только невежа. Но я больше за передовую, современную архитектуру. Питер-это мой любимый город. Я-рьяный его защитник. И действительно, этот город сохранил свои традиции. Эстетически все в нем безупречно. В какой переулок не свернешь-памятник архитектуры. Там родилась моя мама. И мое детство там проходило. Что можно сказать о классической архитектуре, то ее копировать очень сложно, даже невозможно, так как нет достойных архитектурных школ.

Wald Wege: Да и неинтересно это направление в наше время?

Всеволод: И это тоже само собой. Даже по классическим образцам, если смотреть, то современная архитектура во многом проигрывает настоящей классике. Отсюда прививается обманчивый и дурной вкус. Карнизики, колонны, скульптуры, которые используют в декоре-вроде бы кажется хорошо, хотя на самом деле выглядит очень плохо. Некий болезненный и неправильный вкус. Творческий человек должен создавать что-то новое, идти вперед . Есть одно такое выражение- “Новые песни пишет тот музыкант, у которого старые плохие”. Если ты копируешь, ты абсолютно творчески непригоден, не в состоянии генерировать новые идеи. Что делали классические мастера-меняли стили, эпохи, традиции, технологии, шли вперед. Отсюда и была смена направлений от ранней готики до конструктивизма и тд. Художник находился постоянно в поиске. Так и современный мир. Почему мы должны жить во дворцах с толщиной стен 1,5 метра? Современные архитекторы во многом себя дискредитировали. Появляются настолько грубые проекты.

Современная архитектура должна быть уместная, тонкая, с большим вкусом, уважением к среде. Чудесный архитектор, Заха Хадид, тонко чувствовала среду. При этом любой ее объект сам становился центром района. И сам формировал среду. И не падал в диссонанс с другими объектами. В том же самом Баку или в Риме. Это может быть небольшая надстройка к существующему зданию или небольшой павильон или же наоборот грандиозная постройка. Конечно должна быть архитектура современная, и ее надо делать сложно, ее надо учить, чтобы делать грамотно. Тонко чувствовать и не бояться.



Wald Wege: Все всегда ориентируется на публику и реакцию людей. Если есть спрос, то есть востребованность.

Всеволод: Действительно, происходит подмена понятий. Это подмена происходит в любой сфере искусства. Есть архитектура-пошлая, безвкусная, а есть архитектура-настоящая. .

Wald Wege: Всегда есть спрос на пошлость и безвкусицу.

Всеволод: Происходит фальсификация. Но при этом человека нельзя так просто обмануть. Спрос на Серова, например, лучше, чем на Кулика или Павленского. И так пока будет всегда.

Классическая школа не отменяет современность, также как и современность не отметает классическую школу. Все работает на синтезе. Время идет вперед. Надо при этом аккуратно шагать.


Wald Wege: Как вы считаете, все таки заграницей более передовые архитекторы?

Всеволод: Безусловно. Заграницей все намного проще. К современной архитектуре относятся с большим интересом.

Wald Wege: Так было во все времена.

Всеволод: Не всегда. Современная архитектура началась с русского авангард. Мы с отцом, когда делали станцию Хорошевская, посвятили русскому авангарду(первой четверти прошлого века).

С этой эпохи все и началось. Было время, когда господствовал классицизм, модерн. Это все было архаично. А тут вдруг, люди сказали, чтоб декор весь убрали, и отдали предпочтение пространственным связям, геометрии. Была важна форма, а не декор. Эту идею подхватили американцы, европейцы, немцы, которые впоследствии создали "Баухаус". Наши архитекторы дали такой мощнейший импульс. А затем затухли. И. В. Жолтовский восторжествовал, застроив всю Москву "сталинскими высотками". А западники подхватили это направление и пошли дальше. Нам нужен мощный всплеск.

Я 20 лет преподаю в МАРХи. Наши студенты уезжают доучиваться заграницу. И я вижу, какие работы они делают там, а какие здесь. Но при этом образование хуже заграницей, но архитектура, почему-то, лучше. У нас мощное образование, но зато архитектура страдает.



Wald Wege: У нас все порывы и стремления притупляются, а там наоборот поощрение современного искусства?!

Всеволод: И это тоже все безусловно. Там есть доверие к архитектуре. Там не нанимают архитектора, чтобы говорить, что ему нужно построить и как это надо делать.


Wald Wege: А вы на кого ссылаетесь? Вдохновляетесь чьими-то работами?

Всеволод: Вы знаете, я с детства фанат Захи Хадид.



Wald Wege: Да, у нее действительно архитектура, которой стоит восторгаться.

Всеволод: Да, это так. Я ее очень люблю. Я считаю, что каждый ее проект-это подлинный памятник архитектуры, заранее придуманный. Супер взгляд в будущее. Это новый виток развития алгоритмической, параметрической архитектуры. Это новаторство на высоком уровне. Не даром Заа делала диплом на тему Малевича, авангардистов. Здесь будут уместны слова Мельникова: "Нельзя ни на кого смотреть, никого повторять, даже, когда смотришь на свои прошлые проекты.” Поэтому она для меня большая величина. Мы все вчетвером разделяем к ней любовь Со своими студентами посвятили книгу, издали, но к сожалению ее не стало на тот момент. В последствии, наши студенты продолжали учиться на ее факультете. Одна из моих студенток работают в бюро Захи, чуть ли не став партнером. В Захе есть абсолютно все. Заху надо чувствовать. Мы с ней на одной волне.

Wald Wege: А у вас не возникло такое желание уехать заграницу и там реализовываться в качестве архитектора?

Всеволод: Никогда не возникало таких мыслей. На тот момент, в 97 году, когда я закончил свою учебу, не было так распространенно уезжать заграницу. Было все намного сложнее. С нашего курса из 250 человек, только 2 человека уехали. Один успешно работает в Лондоне. Другой в Америке. Наша четверка просто сразу же начала работать во время учебы. Конечно творчески реализоваться не получается здесь, но все равно для меня шансов больше в России.

Wald Wege: А что скажете насчет пандемии!? Есть ли какие-то отголоски в архитектуре? Будут ли новые течения, проекты? Или просто все останется на своих местах?

Всеволод: Пока не ощущается. Считаю, что не даст никакого импульс к новым течением, направлениям. Многие бюро заявляют о том, чтобы как раз таки перейти дистанционную работу. Возможно, как-то это повлияет. Но это очень индивидуальный момент. Рынок офисной недвижимости вдохнул и сейчас ждет, что будет дальше. Что касается, каких-то новых форм и функций- пока ничего нет на плаву.

Город, любой мегаполис рассчитан на перемещение, динамику, общение, активность. Очень сложно представить эти города без автомобилей, без динамики. Что будет с дорогами, парками, общественными зонами, офисными зданиями. Вряд ли покроется бурьяном. Общество будет стараться изо всех сил сохранить эти традиции. Будем надеяться, что все вернется на круги своя.



WaldWege: Самая сильное образование-это МАРХи?

Всеволод: Думаю, что да, но неоднозначно. Потому что МАРХи очень сильно сдает позицию, с каждым годом. Недалек тот час, когда не будет самой сильной школы, пока не предпримут правильных шагов. Очень закостенелый, архаичный, консервативный, в плохом смысле. С точки зрения образования- живо и свежо заграницей. А здесь не так. МАРХи живет за счет талантливых студентов . Студенты сами дополнительно учат и изучают архитектуру, участвуют в конкурсах. МАРХи, в этом плане, не помощник.

Я вижу, как студенты с горящими глазами стремятся добиться чего-то. Активно участвуют во всех современных проектах. С каждым годом к нам приходят студенты талантливее и талантливее. В России есть еще две архитектурных школы-Самарская есть хорошая школа, в Питере.

В МАРХи все таки появляются какие-то молодые, небезразличные преподаватели, от этого происходит какое-то движение. Условно можно назвать МАРХи передовой школы.


WaldWege: Как вы считаете, Архитектура не изживет себя? Именно в России?

Останется ли на определенном уровне? Не будет каких-то новшеств? Глобальных проектов?

Всеволод: Архитектура-это большой бизнес, прежде всего строительный. На сегодняшний момент, к архитекторам пока доверия мало со стороны правительства, городских структур. Надеюсь, что ситуация изменится. Ибо появляются много людей, не только архитекторов, которые могут сдвинуть этот момент. Когда-нибудь общественные организации смогут победить эту строительную бюрократию.

Давление, которое оказывают строительные организации, ставят архитектора в сложную ситуацию. Заграницей архитектор выше. У нас наоборот. Но есть надежда, что строительные компании все же будут доверять. Тогда этот тандем работает. Ведь как и нам всем, архитекторы тоже живет среди своих построек. И им тоже хочется воплощать свои идеи в жизнь.

Wald Wege: Будем надеяться только на лучшее. Спасибо за внимание!


Интервьюер: Родина Филиппа

Адрес сайта архитектурного бюро: http://www.4izmerenie.ru/


Фотогалерея:



Просмотров: 101
12.jpg

#Теги

#Архив

Перегородка_28.09-3.jpg

Еще больше актуального